На каких самолетах летали?

- Як-9, Як-9Д, Як-9ДТ. Под конец войны нам дали Як-9У. Наш полк входил во 2-й гвардейский авиационный корпус - один из корпусов резерва главного командования. Их бросали туда, где ожидается наступление, с задачей расчищать небо. Редко когда ходили на разведку или штурмовку. Сопровождением бомбардировщиков и штурмовиков мы не занимались. Да, Як-9Д делался для дальнего сопровождения бомбардировщиков. На нем мы могли летать около 4 часов на крейсерской и около двух - на максимальной скорости. Мы прилетали на линию фронта и просто утюжили все это время воздух ожидания нападения. В основном летали по горизонтали, только один раз, помню, делали "качели": наберем 4500 (выше На каких самолетах летали? нельзя было, потому что кислорода у нас не было), а потом вниз, вверх - вниз.

Вообще, эти вылеты, даже без воздушного боя простыми назвать нельзя. Бывало, прилетишь - в рот ничего не лезет, есть не хочется. Видимо, нервное напряжение сказывается. Только вечером по 100 грамм, и обед, и ужин - все вместе. Иногда давали команду с земли пересечь линию фронта, проверить там какую-то дорогу, чего там есть. В одном таком полете в январе 1945 года ведомый командира звена Михаил Молчанов погиб. Мы перелетели линию фронта и полетели вдоль дороги. Рядом с дорогой в лесочке мы заметили замаскированные немецкие танки. Мы пролетели над ними, командир звена На каких самолетах летали? передал по радио об обнаруженном скоплении, прошли до какого-то города, и, возвращаясь, командир звена решил что-то уточнить. Встали в круг над ними, они поняли, что их обнаружили, и обстреляли нас. Молчанова подожгли. Я еще ему крикнул: "Молчанов, ты горишь! Сейчас перейдем линию фронта, и прыгай с парашютом. Пересекли линию фронта. Ему дали команду прыгать. Но прыгать с "Яка", да и вообще из истребителя, сложно - скорость-то большая.

Чтобы тебе было понятнее, расскажу такой случай. Мы, когда на У-2 летали строем в школе, инструктор, летевший ведущим, рукой показывал, куда лететь, что делать. Но у него скорость 100 километров в На каких самолетах летали? час, а у истребителя - 500. Я, уже летая на "Яках", вспомнил этот момент и решил руку высунуть из кабины. Во дурость-то! Ну, я же молодой… Хорошо, что я высунул только ладонь - мне чуть руку не вытащило. Поэтому нас учили прыгать так. Надо отвязаться, перевернуть самолет, отдать ручку, чтобы тебя выбросило. Мой старший летчик горел в самолете на Курской дуге. У него на руках и лице были следы ожогов. Он говорил, что выпрыгивал так: "Я отстегнулся, ноги подобрал, и ручку от себя дал, и меня вверх выбросило".

А тут я смотрю, что Молчанов будет делать, как выпрыгивать? А он ничего На каких самолетах летали? этого не сделал. Я видел, как он поднялся над кабиной, сразу его перегнуло, ударило о стабилизатор. Или его тут же убило, или он потерял сознание. Парашют он так и не открыл.

После того как в нашем первом звене погиб Михаил Молчанов, нам в звено дали Виктора Махонина. Но и он недолго летал, а после нескольких боевых вылетов пропал без вести. Они с командиром звена вылетели парой на задание. По радио слышали, как они переговаривались, а на аэродром выскочил один командир звена, а тот куда делся, неизвестно. Затем в звено нам дали Толю Пушилина. Он стал ведомым командира звена На каких самолетах летали? гвардии старшего лейтенанта Гончара. Фронт опять ушел дальше на Запад, к Одеру. Наш полк получил задание перелететь в город Ельс - первый город на территории Германии. Причем мы должны были летать к линии фронта, поработать над ней и затем, уже повернув назад, совершить посадку на аэродроме у города Ельс. Перелетали звеньями. Так уж получилось, что мое постоянное звено улетело раньше. И меня включили в другое звено, подготовленное к перелету.



Взлетели, построились, вышли на ИПМ (исходный пункт маршрута) и взяли курс к Одеру. В район Ченстохова, откуда мы начали перелет, было безоблачно. Уходя на запад, мы встречали все больше и больше облаков На каких самолетах летали?, пока они не слились в сплошную облачность; стало сумрачно. Зима. День короткий. Скоро должно начать смеркаться. Мы долетели до Одера, прошли вдоль него, и ведущий направился назад. Где-то справа должен быть наш новый аэродром. Мне казалось, что мы должны уже подворачивать к аэродрому, но ведущий, а за ним и мы ведомые, не сворачивая, летели на восток, обратно к Ченстохову. Когда мы вернулись на свой аэродром, ведущий распустил строй, чтобы мы заходили на посадку. В это время я загнул "крючочек" - слегка измененную фигуру высшего пилотажа. Когда вывел "Як" в горизонтальный полет, увидел, как наша тройка "Яков На каких самолетах летали?" направляется к ИПМ. Что за шутки? Неужели ведущий решил идти на новый аэродром? Раздумывать некогда - надо срочно пристраиваться. Снова летим по этому маршруту. А смеркается все больше. Подошли к краю сплошной облачности. Ведущий пошел вверх выше облачности, мы за ним; когда выбрались наверх, нас оказалось только трое, один где-то потерялся! Летим тройкой. Приблизительно в районе города Кемпно ведущий стал пробивать облачность. Когда пробили облачность и вышли на Кемпно, нас оказалось только двое. Потерялся еще один. Ну, думаю, теперь моя очередь теряться, не ведущему же теряться! Смеркается все больше. Скоро ночь, а ночным полетам я не учился. Поднял карту - точно На каких самолетах летали?, Кемпно. От этого города на юго-запад - город Ельс, не долетая его, слева от дороги, должен быть наш аэродром. Беру курс на аэродром. Но у ведущего другие планы. Он подлетел ко мне вплотную и машет рукой. Что он хочет? То ли назад лететь. То ли искать пропавшего ведомого. Радио почему-то не работает. А я уже слетал сюда и обратно и опять сюда. Так что горючего у меня уже мало, о чем я стараюсь ему показать жестами. Тогда он старается оттеснить меня назад! Вдоль дороги я заметил пруд, с обеих сторон столбы. Я ныряю между столбами и иду на бреющем На каких самолетах летали? вдоль дороги. Он понял, что меня не сбить с моего курса, а так как, в конце концов, и ему на этот аэродром, то он пригрозил мне кулаком и отвалил в сторону. По расчету времени впереди появился аэродром. Подлетев поближе, увидел наши самолеты и зашел на посадку.

Не успел вылезти из "Яка", как ко мне подбегает посыльный и говорит, что меня вызывает заместитель командира полка. Подбегаю к нему, докладываю: "Гвардии младший лейтенант, Мовшевич прибыл", а он смотрит на меня, глаза у него удивленные и спрашивает: "А где Пушилин?" Тут до меня дошло. Когда я загнул "крючок", тройка, с которой я вернулся На каких самолетах летали?, спокойно пошла на посадку, а новая тройка "Яков" во главе с заместителем командира полка, и в которую входил гвардии младший лейтенант Толя Пушилин, только что взлетела и, построившись, направилась в перелет на аэродром Ельса. К этой-то тройке "Яков" я и пристроился. Заместитель командира полка повернулся ко мне спиной и ушел. А что он мог сказать? Что группу растерял и пропустил приблудного летчика, хорошо, хоть своего полка? Совсем стемнело. Дело к ужину. Да после всех волнений и аппетит разгулялся. Надо искать столовую. Когда пришел в толовую, увидел привычную картину: летчики сидят поэскадрильно, а отдельно во главе - командование полка На каких самолетах летали?. Не успел появиться, как меня подзывает командир полка гвардии майор Виктор Васильевич Власов. Все ясно, сейчас будет разнос. И поделом мне. Не надо было резвиться! Надо было различить, куда какая тройка летит! Вроде бы на то и летчик. Пришлось все рассказать, начиная с "крючка" и до посадки на новом аэродроме. Со всеми перипетиями! И приготовился к разносу. Выслушал меня командир полка и спокойно сказал: иди ужинать. Так все окончилось. Что по этому поводу подумал командир, так мне осталось неведомо!

Летный состав питался на фронте по 5-й норме. Это одна из высших норм питания. Но все же иногда и ее не На каких самолетах летали? хватало, и мы просили у официанток, или, как их тогда называли еще, подавальщиц, добавку, в основном состоящую из какой-либо каши или картофельного пюре. Вот и в этот раз разгулявшийся аппетит потребовал добавки, что я и попросил, тем более, так как она подала довольно приличный кусок мяса и пару мисок каши. И вдруг она мне ответила, что мяса - пожалуйста, а вот с кашами плохо, так как будто б было распоряжение по тылу, что мы находимся на территории противника и должны снабжаться за счет запасов, взятых на трофейных складах. А мяса - сколько угодно, и принесла большой кусок свинины На каких самолетах летали?. В дальнейшем мы перелетели в маленький городок, где, по-видимому, была большая кроличья ферма. И нас начала тут же кормить жареной крольчатиной, сколько душе угодно. Но через несколько дней некому или нечем стало кормить кроликов - их распустили! Они разбежались по окрестностям. Была зима. Растительности еще никакой, хотя снег почти сошел. И вдоль дорог в канавах на полях стали валяться дохлые, облезлые зверьки. И такой отвратительный вид у них был, что мы просто видеть не могли жареной крольчатины, а не то что есть!

Под Ченстоховым был один анекдотичный случай, тоже связанный со столовой. Вечером по окончанию полетов нас отвозили в дом На каких самолетах летали?, километрах в десяти от аэродрома, располагавшийся рядом с шоссе. Столовая находилась через дорогу. Как-то поздно вечером мы пришли на ужин. Видимо, по шоссе шла машина с зажженными фарами, или еще что произошло, я не знаю, но немецкий бомбардировщик, а может, и не один, стал бросать бомбы вдоль шоссе. Возникло ощущение, что каждый разрыв все ближе, ближе к столовой, сейчас нас накроет. Поднялся переполох. Кто-то, поднимая скатерти, полез под стол, как будто это поможет. Подбежала официантка, встала на колени, собираясь поднырнуть под стол, как все, тут подскочил молодой летчик и вместо скатерти поднял у нее юбку головой На каких самолетах летали? вперед, и они мгновенно исчезли под столом. Смешно? Я не смеялся. Я видел вначале войны, так же в одноэтажном здании люди погибли во время бомбардировки. Поэтому я это зафиксировал взглядом и рванул к двери на улицу. Двери были двойные, с небольшим тамбуром. Таких, как я, оказалось человека четыре, а с улицы человека четыре или пять рванули в помещение. И вот в этом тамбуре собрались около десятка здоровых крепких ребят. Сопят, кряхтят, матерятся, и стараются протиснуться: мы - туда, они - сюда. Чем бы кончилось, не знаю, но в это время на улице раздался хриплый бас: "Совсем охренели! Дайте друг другу На каких самолетах летали? пройти. Немец давно улетел и кофе пьет". Наш пыл прошел. Повернулись. Ребята из-под столов вылезают. Начались подначки…

Наш аэродром располагался на узком поле. Это была полоса приблизительно тысяча метров в длину и шестьдесят-восемьдесят в ширину. Вдоль длинных сторон рос лес с деревьями солидного возраста. На опушке с одной стороны и ближе к одному из торцов поля росла огромная сосна. Выше остальных деревьев метров на десять-двенадцать. В густой кроне этой сосны была сколочена площадка, на которой с утра и до вечера непрерывно находился солдат-наблюдатель за воздухом. В его задачу входило вовремя предупредить о налете немецких самолетов на наш На каких самолетах летали? аэродром. Он был соединен телефоном с КП. В торцах этого поля был молодой подрост из деревьев лиственных пород, так что взлетать и садиться можно было только в одном направлении.

В один из боевых дней подул сильный ветер с правой стороны поперек аэродрома. "Боковик" был такой сильный, что полеты прекратили. В мирное время о полетах в таких условиях не было бы и речи, но на фронте с этим не считались. Пришел приказ выслать срочно звено. Приказ есть приказ! Надо выполнять. Командир полка Виктор Васильевич Власов сам стал инструктировать наше звено, выделенное для боевого вылета. Он стал нам дотошно объяснять, что и На каких самолетах летали? как нам делать на взлете при сильном боковом ветре. Впоследствии я узнал, что он долгое время был инструктором в Качинской авиационной школе и привык курсантам все "раскладывать по полочкам". Напоследок он несколько раз повторил, чтобы мы придерживали самолет левой ногой, предохраняя от разворота вправо: "Держите левой!" И дал "добро" на взлет. Первым вырулил и пошел на взлет командир звена гвардии старший лейтенант Гончар, за ним его ведомый гвардии младший лейтенант Толя Пушилин. А когда стал выруливать мой ведущий гвардии лейтенант Юра Голдобин, я решил, что буду взлетать "парой". Так как, взлетая по одному, потом надо догонять, пристраиваться, что На каких самолетах летали? ведет к потере времени. Во время перестроений нас могут атаковать немецкие истребители, и мы будем попросту мишенями. А когда влетаешь парой, то сразу взлетает "боевая единица", и надо только набрать высоту и скорость, и можно встречать противника. И так вырулил, пристроился справа от ведущего. Мы нормально взлетели, и Голдобин тут же пристроился к Гончару. Мы, не теряя времени, полетели к линии фронта. Я, как положено, закрутил головой. Заметил, что нас не четыре самолета, а только три! Где же четвертый? Так как командир звена шел впереди и к нему пристроился Голдобин, значит, нет ведомого командира звена Толи Пушилина. Зенитки не стреляли На каких самолетах летали?, немецких самолетов не было, значит, что-то, наверное, с мотором. И самолет, по-видимому, остался на аэродроме.

Когда окончилось время, и мы должны были возвращаться на аэродром, нам передали по радио приказ идти не на свой аэродром, а на соседний. Где этот аэродром, мы ориентировочно знали и направились туда. Аэродром был больше нашего, и на нем можно было садиться и взлетать по многим направления вне зависимости от ветра, а, значит, тут боковой ветер, хоть и сильный, не затрудняет посадку, как это было бы на нашем аэродроме. Нас уже ждали. После посадки показали место нашей стоянки. Выделенная техслужба тут же На каких самолетах летали? приступила к осмотру и заправке наших самолетов, а мы собрались втроем и стали обсуждать, почему нет с нами Пушилина. Командир звена спросил Голдобина: "Видел, как взлетал Пушилин?". На что Голдобин ответил, что видел, как он начал разбег, а потом он отвлекся, так как мы стали взлетать парой, и он боялся столкнуться. Так ничего и не уяснив, пошли ужинать. На утро ветер прекратился, и мы перелетели на свой аэродром. Тут все стало ясно. На взлете, когда оторвался от земли, идя в набор высоты, Пушилин, боясь развернуться вправо и помня инструктаж, что надо больше придерживать самолет левой ногой, увлекся этим и На каких самолетах летали? сильно уклонился влево. Левым крылом он наскочил на сосну с наблюдателем, перерубил ствол, так что крона сосны вместе с наблюдателем опустилась, как парашют, на землю (говорили, что наблюдатель ошалел, оказавшись неожиданно на земле). Самолет перевернулся и упал в лесок, находящейся в торце аэродрома. К тому времени, когда мы перелетели, Толю уже похоронили. Мы постояли у сильно исковерканного, не подлежавшего ремонту самолета, помянули Пушилина и стали готовиться к очередному боевому вылету. Война продолжалась.

Однажды мы получили задание звеном вылетать на прикрытие наших войск. Наметили полет и разошлись по самолетам, сели в кабины и стали запускать моторы. Три самолета, запустив На каких самолетах летали? моторы, начали взлетать, а мой "леченый" самолет не хочет запускаться. На крылья прыгнули два механика, стараясь хоть чем-то помочь мне, а тройка наша взлетела и, построившись, направилась в сторону фронта. Тогда присутствовавший тут же старший из инженеров показал на стоявший рядом самолет и приказал лететь на нем. Я, садясь в самолет, спросил, где механик этого самолета, кто доложит о готовности к полету? Но мне сказали, что самолет в порядке и полностью заправлен, давай скорей, догоняй свое звено.

Запустил мотор, взлетел и стал нагонять ушедший вперед. И тут, глянув на правое крыло, в которое был вделан уровнемер На каких самолетах летали?, увидел, что он стоит почти на нуле! Кончается бензин. Взгляд на левое крыло, там тоже бензиномер на нуле! Что делать? Лететь дальше, но без бензина - упаду. Вернуться назад, а вдруг баки полные, а бензиномеры врут, или отключены, или черт их знает что! Доказывай на земле, что я не виноват. Подумают: трус, испугался! Решил: семь бед - один ответ, заложил глубокий вираж и вернулся на аэродром, а там сразу набежало ко мне начальство. Почему вернулся? Ответил, что бензиномеры на нулях! Два механика - прыг на крылья и стали отвинчивать крышки бензобаков. Пока я отвязался и отстегнул парашют, один докладывает: бензобак сухой, а На каких самолетах летали? затем и второй повторяет - и этот бензобак пустой. Ух, как гора с плеч!

Перелетели на другой аэродром, поспевая за наступающим фронтом. Вдоль аэродрома лес. Под кроны деревьев загнаны наши самолеты, чтобы не видно было, что здесь аэродром. Причем мой самолет стоит, если так можно выразиться, лицом к взлетной полосе. А слева, уступом ко мне, под 90 градусов стоит еще самолет, немного впереди меня. Наше звено дежурное. Ракета! Мы должны взлететь! Три самолета уже взлетают, я начал выруливать, а когда катился мимо бокового самолета, остановился, так как заглох мотор. Вот напасть. Тут же мне говорят: давай скорее в соседний самолет. Запуская На каких самолетах летали? мотор, хочу выруливать, как ручка управления вылетела из руки. Смотрю направо на сопровождавшего механика, а он показывает - разворачивайся! И тут вспомнил, что передо мной мой же заглохший самолет, который из-за мотора я не вижу. Чуть-чуть я не разбил два самолета. С помощью тормоза и механиков, упершихся в левое крыло, почти на месте разворачиваюсь и выруливаю на старт. Взлет и через несколько минут догоняю свое звено и пристраиваюсь к нему. Вот теперь порядок!

Я бы не стал сваливать вину на техников. И мотористы, и механик самолетов, и техники звеньев, и инженеры эскадрилий работали с перегрузкой. Особенно зимой, когда На каких самолетах летали? на морозе руки пристают к металлу, а в рукавицах внутрь мотора не залезешь. Мы перелетаем на новый аэродром, а несколько самолетов остаются на старом, так как на них проводят ремонтные работы. Затем на отремонтированных самолетах улетают оставшиеся с самолетами летчики, а механики потом на попутных машинах догоняют полк. И так все время, пока идет наступление. Люди работают, а техника отказывает, так как моторесурс ее давно исчерпан. В марте 1945 года нас посадили на Ли-2 и полетели мы в тыл за новыми самолетами. Кажется, недалеко от города Опельн оканчивалась действующая железная дорога. Туда в ящиках привозили разобранные самолеты - фюзеляж с мотором На каких самолетах летали? и рулями высоты и поворота отдельно и центроплан с консолями. При сборке центроплан клали на козелки, устанавливали фюзеляж, прибалчивая его шестью болтами. Затем соединяли бензопроводы, воздухопроводы, электрические провода, тяги управления элеронами, и самолет был готов к полетам. Когда мы прилетели, увидели вдоль кромки аэродрома стояли собранные красавцы - новые Як-9У с моторами ВК-107А.

Надо сказать, что прирост летных качеств был значителен. Скорость стала у земли 610 км/час и 698 км/час на высоте 5500 м. На Як-9Д даешь газ и чувствуешь, как медленно набирается скорость, а на Як-9У при даче газа сразу тело как будто вдавливается в бронеспинку и На каких самолетах летали? самолет быстро разгоняется.


documentakjrdyn.html
documentakjrliv.html
documentakjrstd.html
documentakjsadl.html
documentakjshnt.html
Документ На каких самолетах летали?