Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница

Я наконец смогла выдавить из себя удивленное:

– Что?

– Ну… что-что… Прости меня за то, что я вел себя как последний мерзавец.

– Нет… не то…

– Что не то?

– Не как мерзавец… – Я с облегчением почувствовала, что дар речи ко мне вовремя вернулся.

– А как кто?

– Как мужчина, которому навязалась… ненужная женщина…

– Нет же! Теперь ты не то говоришь…

– Но все было именно так…

– Не так! Почему ты ушла, не оставив ничего… чтобы я мог тебя найти?

Я невесело усмехнулась:

– Найти меня было проще простого: съездил бы на известную тебе дачу в Ключарево, заглянул бы к Катерине, и она дала бы тебе Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница номер моего телефона. Представь, я ведь хотела дачу продать, чтобы ты действительно никогда меня не нашел. А потом подумала, что себе льщу: ты и не станешь искать… Так оно и вышло.

– Да, сначала я не мог…

– Не мог? Может быть, не хотел?

Май с силой отбросил от себя шапку на ящик для обуви и выкрикнул:

– Да все не так совсем! То есть не совсем так… Просто… В общем, я не сразу понял, что надо тебя искать… А когда понял – уж зима… Я ездил в Ключарево, только сейчас там почти никого нет. Все как повымерло… Нашел одного деда… Он тебя Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница вспомнил, но, как найти, подсказать не мог. Дал номер мобильного какого-то начальника вашего садоводства. Я звонил – номер не обслуживается…

Я, видимо, так выразительно покачала головой, что Май вынужден был сказать:

– Да! Наверно, есть сто других способов найти человека в Петербурге, хотя я даже фамилии твоей не знаю… Да и через ваше садоводство можно было бы все-таки как-нибудь узнать… Поднапрячься… Быть понастойчивей… Ты ведь это хочешь сказать?

Я опять молча кивнула, хотя мне очень хотелось закончить все разговоры и с воем броситься к нему на грудь. Я так устала ждать его. Но понимала, надо все же Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница выяснить, с чем он пришел, чтобы не выглядеть законченной идиоткой.

Май между тем нервно отер ладонью лицо и выдохнул:

– Ты права, конечно… Но, понимаешь… – он заглянул мне в глаза, и я вынуждена была их отвести, чтобы не попасть под их магнетическое воздействие… – Понимаешь, я тогда подумал – значит, не судьба… Значит, не надо… раз не получается… Ведь когда человеку что-то действительно необходимо, оно само идет в руки. Я в этом давно убедился. Вот, например, брилевский храм… Видимо, восстановление его – дело очень нужное, потому что все сразу начало получаться: и спонсор нашелся, и старые документы, и фотографии, и чертежи, и администрация города Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница почин подхватила, и телевидение, и пресса… А ты… ты почему-то ускользала… И я решил, что искать не надо. А потом…



Он замолчал, и мне пришлось спросить:

– И что же потом?

– А потом в… известном тебе антикварном магазине… у Валерия Константиновича я увидел твою картину… где собор Вознесения Господня… То есть тогда я, конечно, даже не мог предположить, что это твоя работа. Когда на нее смотрел издалека, подумал, чья-то живопись или графика. Попросил посмотреть… очень удивился, что вышивка… Я ничего не понимаю в дамских рукоделиях, но твоя картина меня потрясла. Я захотел купить, спросил имя мастерицы. Когда Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница мне сказали, что автор работы Нежданова Галина… Галина… меня вдруг пронзило… Я понял, что это ты. Понял, что вот он – знак судьбы, тот элемент, которого недоставало… Видимо, я должен быть найти тебя с помощью этого храма, рядом с которым я… то есть мы… Ты же понимаешь?

Я опять молча отвела глаза. Что я могла сказать? Храм… Знаки судьбы… Это все красиво, но мне хотелось, чтобы он сказал совсем другие слова…

Май сделал шаг ко мне, взял за плечи, легонько встряхнул и сказал:

– Галя! Посмотри на меня! Пожалуйста!

Я медленно подняла глаза.

– Вот так и смотри! Мы должны быть вместе, разве Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница ты не чувствуешь этого?

– Зачем? – прошептала я, уже боясь отпугнуть его и все испортить.

– Как зачем?! – Он удивился, и мне показалось, что очень искренне. – Ты же говорила, что любишь… меня… Любовь… она… у тебя… прошла?

– Разве дело во мне? – не сдавалась я. Теперь о любви должен говорить он, если, конечно, ее испытывает. Ни на что другое я уже не желала соглашаться. Другое – уже было… Хватит…

– Ну конечно! Сейчас именно в тебе! – Май будто не понимал, что от него требуется, или по-прежнему не мог сказать о любви. И я не выдержала. Я вырвалась из его рук Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница и крикнула:

– Дело всегда было в тебе! Разве не знал? Зачем ты пришел?! Ты же по-прежнему не любишь меня!

– Как не люблю… – Он казался обескураженным. – Я же тебе только что сказал об этом…

– Ты ничего мне не говорил! Моя картина… храм… знаки судьбы… А любовь, Май! Ее в тебе нет!

– Да как же нет? Я потому и пришел… – Он опять схватил меня за плечи, притянул к себе и прошептал в ухо: – Я бы не пришел, если бы не понял, что без тебя мне невозможно больше находиться…

– Невозможно находиться – это совсем не значит, что… – Я опять принялась вырываться.

Май Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница еще крепче сжал руки и перебил меня:

– Значит… значит… Если тебе очень хочется услышать это слово, то… пожалуйста… Я люблю тебя, Галя… Хочешь, еще раз скажу? – И не дожидаясь моего ответа, повторил: – Я люблю тебя, люблю…

Я потрясенно смотрела ему в глаза и не могла поверить, что эти слова говорит мне человек, которого я считала потерянным для себя навсегда. Это говорил Май Лазовитый, мужчина моей мечты…

– Этого не может быть… – еле слышно проговорила я.

Он больше не стал тратить слов для убеждения, просто потянулся к моим губам, и я приняла его поцелуй как доказательство. Мы целовались до тех пор, пока Май Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница не сказал:

– Если я сейчас же не сниму куртку, то сварюсь в ней заживо. Можно я разденусь?

Вопрос был риторическим. Я отпрянула от Мая, прислонилась к стене и с удовольствием стала наблюдать за его движениями. Мне нравилось все: как он откидывает голову, как выгибает тело, чтобы вытащить руки из рукавов, как поправляет джемпер, как стаскивает сапоги, и даже его изящные узкие ступни в серых носках.

Май повесил куртку на вешалку, потом поднял шапку, которая упала с ящика и которую мы, похоже, здорово затоптали, расстегнул ворот рубашки и, улыбаясь, сказал:

– Похоже, я все-таки сварился… Надо бы в душ… Надеюсь, возражать Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница ты не будешь?

Я не возражала бы в любом случае, но сейчас видела, какая у него красная, взмокшая шея, а потому открыла дверь в ванную и пошла в комнату за чистым полотенцем.

Пока Май принимал душ, я мучительно решала вопрос, насколько прилично будет выглядеть постельное белье на раскинутом диване. Так и не определившись со степенью приличия, я одним движением превратила сидячую мебелину в лежачую и даже умудрилась в несколько минут поменять пододеяльник и наволочки. Несвежее белье комком запихала в платяной шкаф, несколько смяла чистое белье и даже водрузила сверху на одеяло ноутбук. Пусть Май думает, что так у меня Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница и было до его прихода. А что? В собственной квартире имею право вообще не убирать постель!

Да, но как быть с душем? Мне бы тоже надо его принять… У Мая-то была причина отправиться в ванную – приличное количество времени провел в квартире в жаркой куртке и зимних сапожищах, а у меня вообще нет никакой причины лезть в ванную. А с другой стороны – есть! Вот же она – чистая постель… Для нас же… Да, а если Май выйдет опять в джинсах и джемпере? Но ведь он признавался мне в любви, чтобы… Чтобы что? Чтобы лечь со мной в постель! Не Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница хотелось бы, конечно, чтобы признавался только для этого… Хотелось бы, чтобы меня любили… не только в постели… Но и в постели… тоже очень хочется…

Май вышел в расстегнутой до самого конца рубашке. Джинсы на нем были, но ремень болтался ужом. Я бочком проскользнула мимо него в ванную и быстро приняла душ. Не такая уж я и грязная… Мне только слегка освежиться и… к Маю… Неужели я в самом деле его дождалась?

Я достала из шкафчика неначатый гель для душа, который мне подарила сестра на Новый год, и принялась мыться. Даже на прикосновение намыленной мочалки моя кожа болезненно отзывалась, будто ее Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница касаются руки и губы Мая. Как же я по нему истосковалась! Да! Не просто по мужчине! Именно по Маю, самому главному в моей жизни человеку!

А потом все было прекрасно. Не хуже, чем на берегу речки возле брилевского храма. Конечно, не было яркого солнечного света, душистых трав, звенящих насекомых и журчания водяных струй. Зато была мягкая постель, хрустящее чистое белье, пахнущее лавандовой отдушкой, и рассеянный свет ночника. И Май. Мой мужчина. Я наконец стала его женщиной, поверила в это и в то, что он действительно полюбил меня. В моей жизни было не так много мужчин: бывший муж Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница Стас и Май. Мая, с которым обнималась в жаркий летний полдень, я тоже уже начала считать бывшим. Но вот он вернулся. Ни Стас, ни прежний Май никогда не были со мной столь нежны, предупредительны и изобретательны, как человек, который в данный момент был со мной в постели – совершенно новый Май Лазовитый. Его руки скользили по моей коже, едва касаясь ее, заставляя меня приподниматься и выгибаться навстречу его прикосновениям. Мое тело дрожало от нетерпения. Ладони его ласкали мою грудь, живот, бедра… затем куда-то опять пропадали и снова возвращались. А потом к телу припали горячие губы. Они то жалили кожу короткими Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница быстрыми поцелуями, то оставляли влажную дорожку, спускаясь по груди к животу. Когда я совсем изнемогла от ожидания, его жаркие губы добрались до моих губ. Я вскрикнула, тело содрогнулось волной, и мы с моим мужчиной слились в единое существо, не имеющее ни пола, ни возраста, ни социального положения, ни забот, ни обид, никаких других чувств, кроме наслаждения от обладания друг другом. Мы растворились в чувственном экстазе и долго потом не могли прийти в себя, оба потрясенные и обессиленные.

– Со мной такое первый раз… – наконец смогла проговорить я. – Впрочем, по этой части у меня мало опыта…

– Мне тоже было удивительно Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница хорошо, – с улыбкой отозвался Май, смешно отдуваясь. – Просто нереально хорошо… Так, кажется, сейчас выражается молодежь…

– Наверно, так всегда бывает, когда ты с любимым человеком…

– Возможно… Вся загвоздка в том, что трудно распознать этого твоего единственного человека… в толпе… Люди ошибаются, ошибаются и могут никогда даже не приблизиться к тому, что мы с тобой сейчас испытали…

– Да-а-а… – протянула я, соглашаясь. – И при этом они могут быть абсолютно уверены, что у них все хорошо, все в порядке… Если бы не ты, я никогда не узнала бы, что люди могут быть так физически счастливы друг с другом…

– А я, если бы не Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница ты…

Может, и не стоило в такой момент близости вспоминать жену Мая, но я не могла заставить себя промолчать. Надо было расставить все точки над «i».

– Скажи, а что… с женой… Она… – начала я.

Май тут же раздраженно перебил:

– Нет у меня жены! Понимаешь ты? Нет! И давай не будем о ней хотя бы сейчас, когда нам так хорошо вместе!

– А может, как раз сейчас и стоит обсудить эти вопросы, чтобы уже больше никогда их не касаться? Именно сейчас, когда мы стали друг другу почти родными людьми… – И я принялась покрывать поцелуями лицо Мая.

Он осторожно отстранился Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница и сказал:

– Ну, хорошо… Что ты хочешь узнать?

– Все. Про жену…

– Она… Вероника… Ее так зовут… Понимаешь, она очень хотела стать женой князя Лазовитого… Но я сначала не догадывался, что именно это для нее важнее всего. Я думал, что она любит меня, а не этот титул, которым я никогда ни перед кем ни бравировал, ни хвалился… Я и ей-то рассказал просто потому, что… считал: между мужем и женой не должно быть тайн. Рассказал ей про семью, про ссыльного прадеда, который фамилию сменил, о том, как отец фамилию восстанавливал… Ника слушала очень внимательно, переспрашивала, задавала всякие уточняющие вопросы. Я думал, это Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница потому, что я ей сам интересен… Но выяснилось, что это не так. В общем, мы поженились…

– Ты-то сам любил ее?

– Любил? Не знаю… Сейчас – не знаю… Честное слово. Но тогда был уверен, что люблю. Может, и в самом деле любил, но совсем другой любовью… Все было не так, как с тобой. По-другому… После того, что я вдруг почувствовал к тебе, я даже удивился… себе самому… Вероника и не знает меня таким… Может, просто мы были молоды, чувствовали друг к другу сильное физическое влечение, которое приняли за любовь. Я потом с головой ушел в работу Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница, чем компенсировал недостаточно теплую семейную обстановку. Да и кто ж знал, какой должна быть эта самая обстановка! Казалось, что у нас все нормально, не хуже, чем у других людей. А Вероника вдруг увлеклась идеей восстановления княжеского титула. И не только титула. Она хотела особняк, поместье… Прямо как в каком-нибудь сериале… Она сама из маленького городка на Волге под названием Андреева Гать…

– Андреева Гать? – удивилась я. – Никогда о таком не слышала.

– Думаю, вообще никто, кроме местных жителей, такого названия никогда не слыхивал. Вероника рассказывала, что их городок находится в сильно заболоченной местности, отсюда и название такое. До районного центра – день пути Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница на старом, разбитом в хлам автобусе. Ника у нас, в Питере, училась, в Институте культуры, потом осталась работать. Хотела получить от столицы все и сразу, как говорится: из грязи – если и не в принцессы, так уж точно в княгини. А тут и я как раз удачно подвернулся.

– Ну надо же! Никогда бы не подумала, что Вероника из такой глухомани! – удивленно проговорила я. – Она так выглядит… что я была уверена в ее аристократическом происхождении.

– Да, надо ей отдать должное: она сама себя сделала. Из провинциальной девчонки со смешным быстрым говорком превратилась в настоящую леди, светскую даму. Всего сама добилась. Ей и Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница не хватало-то всего ничего – титула да особняка.

– Но ты же говорил, что дом князей Лазовитых сгорел, – вспомнила я.

– Да, но ее это нисколько не беспокоило. Она нашла каких-то пройдох, квартирного маклера и юриста, которые обещали за деньги, большие, конечно, найти нам особнячок прямо в Питере и оформить документы. И княжеский титул как-то где-то зафиксировать, какие-то бумаги выдать. Я даже не вникал… Нужно было мое согласие и деньги. Ника не получила ни того, ни другого. Такие деньжищи на тот момент просто негде было взять, а согласие я и вовсе не собирался давать. От Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница родителей мне досталась приличная «трешка» на проспекте Ветеранов. Мне совсем не нужен был особняк.

– А она что?

– А она сначала пыталась меня уговорить, потом убедить, потом вульгарно улестить, а после уже начала откровенные скандалы закатывать.

– А ты?

– А что я мог с этим сделать? Я пытался выяснить у нее, что ей больше нужно: я или титул с особняком?

– Она, конечно, говорила, что ты, но… – Я особенно выделила голосом противительный союз.

– Вот именно. Без этого «но» я ей был не нужен. – Май так горько вздохнул, что я испугалась: может, он до сих пор любит эту женщину, просто не может Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница простить ей ее мещанской сущности.

– Она в конце концов в этом призналась? – осторожно спросила я.

– Ну… именно так она не сказала, но дала понять, что с идиотом жить не намерена.

– Именно назвала идиотом?

– Однажды это у нее вырвалось…

– И ты ушел?

– Да, я ушел.

– Оставил ей квартиру?

– Да, сказал, что это ей остается вместо княжеских палат.

Я видела, как напряглось лицо Мая. Наверно, было жестоко продолжать его расспрашивать, но я действительно хотела покончить с этим раз и навсегда и потому снова спросила:

– А дети? Дети у вас есть?

Май отрицательно покачал головой, и лицо его стало совсем серым.

– Понимаешь… – опять начал Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница он, и я видела, что рассказ дается ему с трудом. – Она говорила мне, что никак не может забеременеть… Уверяла, что лечится… А когда начали ссориться, выяснилось, что она пила таблетки… как их там… контрацептивы… поскольку не хотела детей… Фигура от беременности и кормления детей портится… Карьерой придется пренебречь, а она собиралась получить должность заведующей отделом рекламы в фирме, где работала. В общем, дети в ее планы не входили. Ей нужна была светская жизнь, а с мужем-князем можно как-то по особенному развернуться, в какие-то сферы проникнуть, куда простым людям ходу нет. Я в этом совсем не разбираюсь Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница, но она была уверена, что перед ней, если она заполучит княжеский титул, распахнутся вообще все двери.

– Ее можно понять, она очень красивая… – проговорила я, стараясь скрыть нотки зависти в голосе. Я завидовала красоте и стати Вероники, но ее бывшему мужу незачем это было знать.

– Красивая, да… – не мог не согласиться Май. – Но я на своей шкуре убедился в справедливости пословицы, что с лица воду не пить…

Май повернулся ко мне и уткнулся лбом в шею. Я обняла его, погладила ежик волос и больше уже не решалась ни о чем спрашивать, но ему, видимо, захотелось наконец выговориться до конца Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница. Поцеловав меня, он опять лег на спину и продолжил:

– А я ведь думал, что выбрал Нику на всю жизнь… Подарил ей как любимой женщине браслет и кольцо из той парюры князей Лазовитых, которую так хотел иметь полностью знакомый тебе антиквар. Мне не хотелось говорить ему, где находятся украшения. В конце концов, это не его дело. Потому я и от княжества открещивался, благо из-за перемены дедом фамилии можно считать, что род прервался. Мне казалось, я сумел убедить Валерия Константиновича, что не имею к князьям никакого отношения, но он все-таки не поверил. Помнишь, приходил, когда ты у меня жила…

Я не Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница успела ответить, потому что Май сгреб меня в охапку и прижал к себе. Он был высоким, крупным мужчиной, и потому я снова ощутила себя в его объятиях, как в кольце. Очередной раз испытала совершенно неописуемое чувство защищенности и покоя! А мой мужчина поцеловал меня за ухом и сказал:

– Надо же, как много уже между нами с тобой было! Есть что вспомнить…

– Ты отношениями с Вероникой был так озабочен, когда ехал в Ключарево? – опять принялась задавать я вопросы.

– Да, она как раз накануне этого моего маленького отпуска явилась ко мне на Васильевский с новыми требованиями.

– И что же ей Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница было нужно?

– Она хотела, чтобы я отдал ей серьгу из парюры и тот бриллиантик, который ты нашла.

– Как она могла требовать? Это же твое!

– Мое… да… Бабулей с трудом как-то сохраненное… Мы с Вероникой перед этой ссорой и разводом как раз планировали переделать серьгу в кулон, но не успели. И она вдруг с этим пришла – отдай… Мол, за испорченную молодость… за погубленную жизнь…

– Это у такой-то красавицы погубленная жизнь? Разве она не понимала, что подобные речи отдают дешевой театральщиной?

– На что не пойдешь, чтобы заполучить бриллианты!

– И ты решил сам переделать серьгу у знакомого ювелира?

– Честно Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница говоря, в тот день я Веронику чуть ли не выгнал. Причем без серьги. А потом мне стало стыдно. Зачем мне эти бриллианты? А у нее и браслет и кольцо… Одно к одному… И потом… я не хотел больше ее видеть. Думал, сделаю ей кулон и отдам, чтобы откупиться, чтобы она меня перестала доставать. Больше-то взять с меня нечего… А друг мой, Виталий, тогда так и не смог выбраться на рыбалку… ты знаешь… Вот я ехал в электричке и думал, что дело затянется, что Вероника может опять явиться… и все ее выкрутасы начнутся сначала… Устал я от нее Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница…

– А тебе не показалось, что Вероника приходила не столько за серьгой, сколько чтобы помириться? – предположила я.

– Да, она так и говорила, когда… ну… когда ты ушла… Я пришел домой, а вместо тебя меня встречает бывшая жена… при полном параде, в вечернем платье, при бриллиантах…

– И что ты почувствовал? Тебе не захотелось помириться?

Май посмотрел мне в глаза, и взгляд его был затравленным.

– Я тебе правду скажу, Галя, а ты сама решай, как будешь после этого ко мне относиться. Когда я увидел Нику, не могу сказать, что обрадовался. Чувствовал себя подлецом и негодяем по отношению к тебе. Я вполне мог Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница представить, как Ника вела себя с тобой, а каким способом извиниться, в тот момент вообще не мог придумать. А она, жена моя бывшая, была очень ласкова… Ее как подменили. Прощения просила, унижалась, говорила, что одного меня любит, что с другими ничего не получается, хотя страждущих ее тела и души, конечно, хватает; что только в разлуке наконец поняла, кто ее настоящая судьба, ну и прочее… подобное… Говорила, что готова родить ребенка, и не одного. Сколько захочу. Улестила, в общем. Она действительно очень красивая, неглупая… Сумела сделать так, что я ей поверил. Все-таки мы почти десять лет были семьей… В общем, я согласился Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница…

– И даже обо мне не подумал? – Мне хотелось плакать, несмотря на то что Май лежал сейчас в одной постели не с бывшей женой, а со мной и только что именно мне признавался в любви.

– Я думал… Много думал… И мысли мои о тебе были очень светлыми, но понимаешь… я же один раз уже обжегся… Когда у нас все только начиналось с Вероникой, тоже ведь было красиво, светло и романтично. У меня не было гарантии, что ты, сблизившись со мной окончательно, не начнешь тоже что-то требовать, выставлять свои условия. Жену свою я все-таки, как мне Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница казалось, неплохо знал, а ты – это новое, неизвестное, которое не обязательно будет лучше предыдущего. Прости, что говорю такие неприятные вещи, но я должен быть с тобой полностью откровенным, чтобы потом уже ничего не могло помешать… омрачить… Ну… если, конечно, ты сможешь меня простить… – Он посмотрел мне в глаза с отчаянием и спросил: – Ты сможешь меня простить?

Я, не отвечая, уткнулась ему в грудь и, сдерживая слезы, засопела. Зачем же мне рыдать, если Май здесь, со мной, теплый и такой родной… Он не юнец, и я всегда знала, что у него была жена. Но с ней отношения закончились. Закончились? Я подняла Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница на него глаза и, перебарывая подступающие слезы, спросила:

– А ты хорошо все взвесил, Май? Может, ты все еще любишь Веронику?

– Ну что ты такое говоришь?! – возмутился он. – Зачем?! Разве я пришел бы к тебе, если бы хоть что-то у меня к бывшей жене осталось?

– То есть с ней все кончено навсегда, так?

Май прижал меня к себе и ответил:

– Конечно, так… Все с ней закончено. Ника не смогла оставить свои притязания. Она думала, что я соскучился и истосковался по ней. Надеялась, что после разлуки сможет вылепить из меня послушного мужа… Но вскоре опять начались разговоры про княжеский титул Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница, особняк и прочее… Я не мог больше этого слушать. Мне не нужно ничего сверх того, что у меня уже есть… А если у меня будешь ты, то… – Он не договорил. Откинулся от меня, посмотрел мне в лицо долгим взглядом и сказал то, что я могла бы слушать бесконечно: – Я тебя люблю…

– Когда же вы с Вероникой расстались окончательно? – все же спросила я после того, как мы опять устали целоваться и одаривать друг друга фантастическими ласками.

Май как-то горько усмехнулся и сказал:

– Хочешь узнать, когда я начал искать тебя? Я не искал… Да, Галочка, я опять-таки хочу Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница быть абсолютно честным с тобой. Когда окончательно порвал с Никой, завалил себя работой, какая только подворачивалась… Иногда даже ночевал в офисе, так не хотелось идти домой. На женщин не мог смотреть без скрежета зубовного, запрещал себе думать о них. И тебя постарался вычеркнуть из памяти… Да и ты, я думаю, тоже пыталась все воспоминания обо мне похоронить, ведь так?

– Так… – только и смогла ответить я.

– Вот я и подумал, зачем ворошить былое? Как говорится, в одну воду не войдешь дважды… В конце концов, у меня есть интересная работа, которой можно заняться с большим тщанием. А женщины… Для удовлетворения физиологических Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница потребностей подругу всегда можно найти, а связывать себя серьезными длительными отношениями я себе запретил. Тебя же я не мог использовать для одной лишь физиологии… Уж прости за эту терминологию. Но я все же какое-то время тобой пользовался, почти ничего не давая взамен. Я думал, что ты меня наверняка ненавидишь…

– Я не могла ненавидеть. Я любила. И потом… ты ведь никогда меня не обманывал, никогда ничего не обещал… Ты прямо так и говорил – не могу…

– Да, я и тогда был честен, но, наверно, лучше было бы тебя не мучить. Отказаться сразу, да и все…

– Да ты что! – Я даже поднялась Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница с подушки и привстала перед ним на колени. – Если бы тогда, в мотеле и на реке, между нами ничего не произошло, я бы не осталась у тебя жить, а если бы не осталась, мы и сейчас не были бы вместе. Неужели ты не понимаешь?!

– Да, наверно… И все же я не искал тебя, как в этом ни грустно сейчас признаваться. А потом вдруг увидел твою картину, и у меня будто что-то лопнуло внутри, и стало дико горячо. Вот же, было у меня настоящее, большое, а я отказался, отпустил женщину, с которой наверняка мог бы быть счастлив. Именно тогда я Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница и поехал в Ключарево, но, как уже сказал, никаких твоих следов не нашел. Но однажды… – он сделал серьезное лицо и поднял вытянутый палец, – …я рискнул… Наш питерский телеканал делал репортаж о брилевском храме. У меня даже интервью брали, и я, представь, на весь Питер прямо в камеру сказал, что ищу женщину по имени Галина, просил ее откликнуться. Но ты, конечно же, не видела этой передачи…

Я тяжело вздохнула и виноватым голосом проговорила:

– Я видела…

– Видела? – взвился Май. – Не может быть! Как видела?!

– Просто… по телевизору…

– Я понимаю, что по телевизору… но… почему, Галя… почему ты не отозвалась?!

– Ты же Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница сам совсем недавно говорил, будто думал, что и я старалась о тебе не вспоминать…

– Да, я так думал, но… Словом… когда обратился к тебе с экрана… ты должна была бы откликнуться, если видела и слышала меня. Я почему-то очень надеялся на это. Глупо, конечно…

– Нет… Тут дело совсем в другом… Понимаешь, я уже приходила к тебе… Шла за любовью, как мама меня учила, а ты не оценил… И я подумала, что теперь твоя очередь… Ты должен меня найти сам… если, конечно, понял, что полюбил…

Май нервно покусал губы и по-детски обиженно проговорил:

– Вот как…

Я нежно погладила его Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница по щеке, и он продолжил:

– А я, представь, тогда что-то совсем сдулся. Мне казалось, что я совершил почти подвиг – на весь Питер практически признался в любви к некой Галине… А Галина не отозвалась. Ну и очередной раз решил – не судьба. А потом вдруг – картина… опять храм Вознесения Господня… Я не знал, что она твоя, просто увидел картину в витрине и решил купить. У меня многое связано с этим храмом. А дальше ты все знаешь…

– Май! А ведь Валерий Константинович мне позвонил и сказал, что вышивку продал с выгодой для себя!

– Да, я ему много заплатил… Все, что Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница было в кармане, вывалил… Он отказывался, но я сказал, что это ему за хорошую весть и за то, что я его так подвел с бриллиантовым гарнитуром. Рассказал ему кое-что о нас с тобой, и он дал телефон и адрес. Но я не стал звонить, хотел сразу увидеть твое лицо, твои глаза.

– То-то Валерий Константинович как-то странно говорил со мной по телефону, будто еще надо бы обсудить какой-то вопрос, но что-то ему мешало!

– Я взял с него слово, что он не будет предупреждать тебя о моем приходе!

– Понятно… А как тебя занесло в Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница наш район. С Васильевского – далековато. Или ты другую квартиру снимаешь?

– Конечно, другую. Ту квартиру сразу сдали кому-то. Это ж бизнес! Деньги! Но я уже привык к Васильевскому. Опять там снял, ближе к метро. Иногда в Питере, знаешь ли, на метро можно быстрей добраться до работы, чем на машине… Одни ж пробки везде…

– И все же, как тебя принесло в «Антик», к моей вышивке? – не отставала я.

– Да все просто… – Май улыбнулся и поцеловал меня в висок. – Я пришел в магазин, чтобы выкупить у Валерия Константиновича бриллиантовую парюру князей Лазовитых!

– Да ну?! – удивленно вскрикнула я. – Откуда у тебя столько денег Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница? Ты ж говорил, что не хватало для Вероники!

– Да, раньше я не мог позволить себе… это так… А потом… Я же сказал тебе, что с головой ушел в работу, чтобы забыться. Наша мастерская нашла-таки мецената, который выделил средства для реставрации брилевского храма…

– Да! Я читала! Анатолия Кузьменко!

– Точно, именно его! Он, кстати, серьезный коллекционер, специалист по антиквариату. Когда узнал, что я занимаюсь реставрацией не только зданий, но предметов искусства, просто завалил меня заказами. У меня и сейчас в работе одна алебастровая статуэтка девятнадцатого века, серьезно пострадавшая… Анатолий Романович хорошо платит, не жмот.

– Так хорошо, что хватает даже на бриллианты?

– Дело Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница в том, что он решил построить себе в Брилеве что-то вроде помещичьей усадьбы. Барин, понимаешь ли… Если помнишь, за речкой – пустошь… Вот там… Я сделал ему проект… серьезный… И за это совершенно заслуженно получил такие же серьезные деньги.

– Ну что ж! Князю – князево! – Я рассмеялась. – Фамильные бриллианты и должны находиться у члена фамилии! А как Валерий Константинович-то с ними расставался? Он же мечтал иметь у себя весь гарнитур!

– Антиквар тоже бизнесмен в своем роде. Я предложил хорошие деньги – он не смог устоять.

– Послушай, Май! А где ж ты будешь хранить такое богатство?! Не на съемной же квартире Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница! Наверно, надо арендовать банковскую ячейку?

– Не надо…

– Почему?

Май бросил на меня быстрый взгляд и так же быстро проговорил:

– Потому что ты их будешь носить!

– Я? – Я выкрикнула это с таким изумлением и так громко, что Май, расхохотавшись в голос, повалил меня на постель и принялся зацеловывать с головы до ног. Я сначала отбивалась, желая обсуждать дальше бриллиантовый вопрос, но на некоторое время мне пришлось забыть о фамильных драгоценностях князей Лазовитых и вместе с любимым мужчиной на чувственной волне очередной раз вылететь в астрал. Когда мы несколько отдышались, я вернулась к бриллиантам и сказала: – Такие вещи, к сожалению Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница, не для меня…

Дата добавления: 2015-11-04; просмотров: 2 | Нарушение авторских прав


documentakjmwzx.html
documentakjnekf.html
documentakjnlun.html
documentakjntev.html
documentakjoapd.html
Документ Галя всегда знала, что некрасива. Но что по этому поводу переживать?.. Зато у нее имелся муж, и жили они очень даже хорошо. Правда, лишь до того момента, пока Галя не узнала, что муж ее совсем не 10 страница